Габима говорит на русском!

Театр Габима — 100-летний юбиляр


«Что проделано в минувшие 100 лет, и что намечено на ближайшие 100 лет» — так устроители обозначили посыл нового проекта национального израильского театра Габима, предназначенного специально для русскоязычных зрителей, — проекта, задуманного в честь 100-летия театра, основанного в прошлом веке в России. 

Актер, исполняя роль, входит в образ. Сценический костюм — это часть образа. Театр Габима начинается и с вешалки, и с колонн, и с масок, а также с «части образов» — нас встречает вереница сценических костюмов, которые были использованы в тех или иных спектаклях.

Премьера реализации проекта, осуществленного при поддержке фонда Генезис, состоялась 6 декабря.

Экскурсия по выставке, посвященной 100-летию театра — это театрализованный экскурс в историю театра, и в то же время он по-современному интерактивен. Молодые актеры Геня Сноп и Давид Зисельсон исполняют роли экскурсоводов от имени двух самых значимых для Габимы людей: актрисы Ханы Ровиной и основателя театра Нахума Цемаха.

Хану Ровину называли «Царицей Израиля».


Актриса Геня Сноп на фоне портрета Ханы Ровиной

Ровина родилась в 1888 году в городке Березин. Ее детство и юность прошли в России. С юных лет, тайком от религиозного отца, Хана играла в любительском театре. В те времена женщина, выходящая на сцену, считалась позором семьи. По настоянию отца 17-летнюю Хану послали учиться на воспитательницу в Варшаву. После учёбы она работала в детском саду, где ставила с малышами небольшие пьесы.

В 1914 году в Варшаву приехали Менахем Генсин и Нахум Цемах. Они мечтали основать еврейский театр и возродить иврит. Им нужна была актриса, которая знала бы этот язык. Руководитель курсов для воспитательниц предложил им обратить внимание на Ровину, и в этом же году состоялся ее дебют в роли старой матери в спектакле Марка Арнштейна «Вечная песнь». Но лишь через три года Хана Ровина согласилась бросить работу воспитательницы и присоединиться к основателям «Габимы».

Актер Давид Зисельсон в роли Нахума Цемаха. Второй снимок — Нахум Цемах, взят из ejwiki: http://www.ejwiki.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Nahum_Zemach_Moskaertheater_2.jpg

В 1917 году Нахум Цемах создал в Москве товарищество «Ѓа-театрон hа-иври — Ѓабима» («Еврейский театр /на иврите/ — Ѓабима»), которое получило широкую поддержку благодаря видным представителям московского еврейства.

К лету 1917 года Цемах собрал труппу из девяти человек, часть которых играла в его прошлых труппах. В том же году Цемах встретился с Константином Станиславским, и попросил его взять «Ѓабиму» под свое покровительство, объяснив ему необходимость такого театра как одного из средств национального возрождения евреев. Станиславский назначил Евгения Вахтангова, одного из лучших своих учеников, наставником и режиссером нового ивритского театра, и пообещал свое участие и помощь.

Мы говорим «Габима» — подразумеваем «Вахтангов»… Такое увидишь раз в 100 лет!

Фантастический реализм от Римаса Туминаса

В 1922 году Евгений Вахтангов поставил спектакль «Диббук» по пьесе Ан-ского с Ханой Ровиной в главной роли. Спектакль «Диббук» принес израильскому театру настоящую славу. С ним труппа проехала по всему миру и неизменно получала признание зрителей. Режиссура Вахтангова была безупречной, игра актеров не оставляла сомнений в их гениальности, и даже иврит, который понимали далеко не все, не стал препятствием к получению высоких оценок от критиков и зрителей.
С благословения Станиславского театр отправился в первую зарубежную гастрольную поездку, начавшуюся в январе 1926 года.

Труппа ездила по городам всего мира, везде им сопутствовал успех. Когда с особым триумфом прошли гастроли «Габимы» в США, коллектив, через 10 лет после основания театра, раскололся. Большая часть труппы во главе с Цемахом решила остаться в Америке, а Ровина собрала оставшихся актеров и убедила их ехать вместе с ней в Палестину. В 1928 году актеры новой «Габимы» приехали на Святую Землю, где их приняли с теплотой и любовью. Слава и известность следовали за Ровиной с той минуты, как она репатриировалась в Израиль.

В 1935 году Нахум Цемах, приехав в Израиль, попытался работать с театром Габима, но труппа отвергла основателя театра. Цемах возвратился в Америку, где в 1039 году ушёл из жизни.

Театр Габима, где актеры, выходцы из разных стран, говорили с разными акцентами на иврите, в итоге стал носителем грамотного языка. Театр стал легендой еще до того, как он приобрел собственный дом в Израиле. Здание для театра Габима начали строить в Тель-Авиве в 1939 году. В 1946 году театр получает постоянное место «прописки» в Израиле. Открытие театра стало важной исторической вехой.

В 1937 году Британия пригласила Габиму, где спектакль Дибук, разумеется, на иврите, был снят для показа по телевидению — настолько был признан театр. В 1938 году, накануне войны, театр гастролировал в Польше. Хана Ровина, никогда прежде не позволявшая снимать актеров за кулисами, на сей раз дала согласие — это было её предчувствие Катастрофы. Фотохудожник Гроссман спрятал негативы в гетто, там же он был убит.

Из 10.000 негативов уцелело несколько снимков — два из них можно увидеть на выставке, как свидетельство, что даже в тяжелые времена для еврейского народа театру была важна и нужна национальная культура.

Театр Габима познал немало войн. В 1948 году в Израиле началась война за Независимость. Спектакли, концерты — актеры Габимы выступали на разных сценах, поддерживая дух народа. И даже здание театра демонстрировало приверженность к своему народу.

С помощью иврита театр стал посредником между происходящими событиями в мире, ставя спектакли авторов разных стран. Чтобы театр стал не только развлекательным, но и познавательным действом, Габима осуществляет постановки для молодого поколения.

Выставка наглядно показывает, как менялась с годами сценография, как одевали героев спектаклей, какие актеры составляли труппу театра.

У театра бывали сложные времена и финансовые трудности. Неизменными оставались аншлаги:

Спектакль запоминается не только игрой актера, но и костюмом, в который он одет, реквизитом, используемым на сцене.

16-летнюю Лею в пьесе «Диббук» актриса Хана Ровина играла, даже когда ей было 60 лет — она никому не отдавала эту роль. «Часть образа» Леи в постановке «Диббук» — её белое платье, символизирующее светлую душу девушки, которое она надевала все годы подряд. Рядом — темное платье. Когда злой дух, диббук, проникает в человека, он чернит его светлую душу. Современная художница Сигалит Ландау создала копию платья Леи, только в чёрном цвете. На протяжении двух лет она окунала это платье в Мёртвое море. От соли, скапливающей на ткани, происходил обратный процесс — оно отбеливалось. Художница воплотила этот процесс во множестве снимков. Для выставки была выбрана работа, отображающая контраст нарядов.

Стоит отметить, что в былые времена актёры воспринимались, как ключевые фигуры общества. А закулисная жизнь актеров освещалась в газетах чуть ли не как художественная тема. Всевозможные сообщения в специальных колонках газет были единственном источником информации.

«Все от зависти», — лукаво и многозначительно говорит Геня Сноп от имени Ханы Ровиной о многочисленных любовниках известной актрисы.

В театрализованной экскурсии подробностей далее не последовало. Но их можно найти у библиографов, театроведов, в воспоминаниях современников, в истории театра и, разумеется, в документах-экспонатах выставки. А посему восполним недосказанное.

У Ханы Ровиной были романы со многими актерами. Все ее возлюбленные были моложе актрисы и отличались необыкновенной красотой. В течение трех лет у нее была связь с актером Рафаэлем Цви, который был ее моложе на 14 лет. Но романтик-любовник бросил её. В 1921 году Хана вышла замуж за актера «Габимы» Моше Галеви. Брак сложился неудачно. Моше Леви репатриировался в Израиль и основал театр «Шатер». Ровина вскоре нашла ему замену, это был русский актер Олег Леонидов. Разумеется, красавец, и моложе ее. Спустя несколько месяцев Ровина забеременела. Леонидов, узнав об этом, тут же ее бросил. Тогда Хана отправилась в Израиль к Леви, своему мужу. Она просила, чтобы он официально стал отцом ребенку. Леви не только отказался, но и потребовал развода. Ровина вернулась в Россию и сделала аборт. Родить ребенка вне брака она не решилась.

В 43 года Хана Ровина познакомилась с 25-летним поэтом Александром Пэном. Он был женат, имел двоих детей: девочке было три года, а сыну исполнилось всего несколько месяцев. Но это была обоюдная любовь с первого взгляда.
Пэн стал ездить за Ровиной на все спектакли. Когда они были на юге страны, у Пэна заболел сын. Его жена Бэлла напрасно надеялась на скорейшее возвращение мужа и его деньги на лечение. По дороге в больницу сын умер от обезвоживания. Бэлла похоронила ребенка, так и не дождавшись возвращения Пэна. Когда же он появился, она выгнала его из дому. В тот же день Пэн переехал к Ровиной.
Их роман продолжался два с половиной года и стал самой известной любовной историей еврейской составляющей Палестины. Несмотря на его деспотизм, приступы ревности, пьянство и требовательность, Ровина любила поэта и прощала ему все.

В 46 лет Ровина забеременела. Известно, что труппа театра «Габима» обязались не иметь детей, чтобы это не сказалось на работе. Но Александр заставил ее рожать. Из-за угрозы выкидыша Ровиной пришлось на седьмом месяце лечь в Иерусалиме в больницу «Адаса». Хана родила дочь, которую назвала Иланой. Поэт бросил Хану, когда она лежала в тяжелейшем состоянии в больнице, потому что тогда же он увлекся медсестрой Рахелью, на которой позже женился.

В больнице Хана лечилась в течение нескольких месяцев. Она была в тяжелейшем состоянии, и весь народ ожидал известий о здоровье национальной актрисы. Когда Хана выздоровела, она вернулась на сцену «Габимы». Александр Пэн стал известным поэтом, писал на разные темы, но до конца дней помнил о Ровиной.

О любви легендарной актрисы Ханы Ровиной и поэта-коммуниста Александра Пэна снят художественный фильм. Постановка Камерного театра «Было или не было» также рассказывает о любви этой пары, и в целом реалистично и живо воссоздаёт мир тель-авивской богемы 30-х годов.

Ровину не назовешь неотразимой красавицей, но её появление на сцене заставляло трепетать сердца мужчин. В личных архивах актрисы осталось множество признаний в любви. Среди поклонников был Хаим Вейцман, председатель Гистадрута, который впервые увидел её на сцене Нью-Йорка, и мэр Иерусалима в 50-е годы Гершон Агрон. Вероятно, множество признаний она слышала по телефону. Единственной актрисой театра, в гримёрке которой стоял телефон, была Хана Ровина.

Хана Ровина, лауреат Государственной премии Израиля (1956), дожила до девяноста одного года (на сцену выходила до восьмидесяти девяти) и умерла в 1980-м.

Своё наследие — архивы, имущество Хана Ровина завещала театру Габима, который был любовью всей её жизни. И сегодня в театре можно увидеть воссозданные гримёрку актрисы и интерьер её квартиры на улице Гордон, где она жила, и окна которой закрывали деревья. В гримёрке хранится талисман Ровиной — камея, без которой она не выходила на сцену. И поэтому к её сценическим нарядам всегда подшивали небольшой карман, куда она вкладывала камею.

Более 10 лет тому назад муниципалитет Тель-Авива-Яффо принял решение увековечить имена выдающихся горожан посредством мемориальных досок на стенах домов, где они проживали. На многих домах в центре Тель-Авива стали появляться мемориальные доски, рассказывающие о звездах, принесших славу Израилю. В 2008 году дошел черед до здания по ул. Гордон, в котором жили Пэн и Ровина. Неожиданностью стал отказ нынешнего владельца дома. Этот моралист заявил, что не позволит увековечивать память «распутника, развратника и прелюбодея, изменившего своей жене». В итоге муниципалитет был вынужден пойти на компромиссный вариант: памятную доску установили в сквере, примыкающему к зданию.

Возвратимся к премьере проекта. Актеры, спектакли, сценография, костюмы… За 100 лет накопилась богатейшая история театра. Театрализованная экскурсия глобально и интересно освещает минувшее столетие театра. Устроители поставили задачу новыми, современными способами привлечь детей и молодежь к истории Габимы, и к театральному искусству, в сочетании с историей советского еврейства и его уникальной связи с историей государства Израиль. 

На премьеру были приглашены слушатели образовательных проектов «Таглит» и МАСА, а также журналисты.

Уточним: «Таглит» — десятидневный тур в Израиль для людей, имеющих еврейские корни в возрасте от 18 до 26 лет. Долгосрочная студенческая программа  МАСА рассчитана на пребывании в Израиле молодых людей, имеющих еврейские корни, от полугода до года. Как вела себя молодежь? — это были неустанные «сэлфи» на фоне тех или иных экспонатов. Но по окончании экскурсии юноши и девушки устроили настоящие овации актерам-экскурсоводам. Как сказал сопровождающий молодых людей — «искренние овации, пусть даже с мобильными телефонами в руках». А, значит, данный проект пришелся по душе молодёжи и имеет право на жизнь.

Categories: Израиль | Метки: , , | 5 комментариев

Навигация по записям

5 thoughts on “Габима говорит на русском!

  1. Что-то эта Геня дико похожа на одну мою подругу. 🙂

  2. Говорят же, что у каждого человека есть двойник. А вдруг?

  3. Захватывающая история Ханы. И в те времена были такие разновозрастные отношения. Трудно складывается личная жизнь выдающихся людей.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: