Оглянуться в прошлое Тель-Авива

БЫЛЬ И ЛЕГЕНДЫ БЫЛОГО И НАСТОЯЩЕГО

На днях специально для членов редколлегии сайта «Исрагео» состоялась экскурсия по вечернему Тель-Авиву, которую провел экскурсовод Борис Брестовицкий


Возможно ли представить жизнь города, каким он был почти век назад – при сегодняшнем ярком рекламном освещении, свете фонарей, многоголосии улиц? Можно ли раздвинуть рамки времени, осуществить фантастическое путешествие в прошлое?
Оказывается, можно. Это когда звучит не самый громкий, но весьма уверенный голос. И время поворачивается вспять, и явственно предстают перед тобой герои столетней давности: старинные дома, их создатели и обитатели, и жизнь, какой она была… Словно замелькали кадры документального фильма: день вчерашний, наглядно обрамленный днем сегодняшним. И тогда пропадает желание слышать другие голоса в какофонии города, а история приобретает живой характер, цельную связь бывшего, настоящего и будущего.


Голос, который уводит в глубину истории, – это экскурсовод, журналист, историк, исследователь истории Тель-Авива Борис Брестовицкий . Знаток Тель-Авива, его былей и легенд. Знаток не только по официальным документам и музейным источникам – в поисках информации он встречался с теми, кто творил историю, кто был причастен к ней. Встречался даже с детьми героев, по крупицам узнавая и составляя в комплексе хронологию и характер событий.
Чего стоит, например, невероятная история любви, в результате которой араб Джаала и полька Аглая приняли иудейство, чтобы смогли пожениться! А ведь детали этой истории Брестовицкому поведала дочь этой пары, проживающая ныне в Герцлии (но об этом чуть позже).
Пересказывать содержание всей экскурсии нет смысла — Брестовицкого надо слушать. Поэтому передаю лишь основные моменты из услышанного.

Бульвар имени Ротшильда


В 19-м веке говорили, что в Европе есть шесть великих держав – Великобритания, Франция, Австровенгрия, Россия, Пруссия и… Ротшильды. Это семейство более 300 лет творит добро для всего мира, и в частности — для Израиля. Закономерно, что в каждом израильском городе есть улица, названная именем Ротшильда.


Один самых красивых в Тель-Авиве бульваров тоже носит имя Ротшильда.


А изначально этот бульвар назывался Народным.
В январе 1909-го года на месте бульвара был глубокий овраг, рассекающий территорию будущего поселения. Чего только не предлагали просвещенные умы здесь соорудить, чтобы, по меньшей мере, овраг перестал быть таковым. Народ решил его засыпать. Какого материала было в достатке? — Песка! Сказано — сделано! Однако на песке дома не строят, из опасения, что песок под их тяжестью просядет. Для укрепления песчаной почвы посадили фикусы. И получилась широченная улица, ставшая в итоге бульваром.


С первых и до сегодняшних дней бульвар — излюбленное место пеших, чуть позже — и велосипедных прогулок, посиделок за чашкой кофе — посреди суеты шумных дорог и улиц…

Дом Левина


Этот дом, по сути, дворец, сменивший много хозяев и предназначений, окутанный множеством легенд и преданий, был построен архитектором Иегудой Мегидовичем в 1924 году по заказу американского купца Якова Левина. Мегидович был приверженцем стиля «модерн» (что ясно по его многочисленным проектам в Тель-Авиве). Но данный дом построен в тосканском стиле.
Дом имел два фасада – на бульвар Ротшильд и на улицу Шадал. В те годы это был один из немногих особняков, в которых имелся собственный сад, домик для прислуги и закрытая стоянка для автомобиля.


Сегодня адрес дома — бульвар Ротшильда, 46. А сразу после его построения адрес у первого дома на бульваре был несколько иной: бульвар Ротшильда, 175. Эта была сознательная хитрость: пусть адресаты из разных стран считают, что на бульваре — несчетное число домов!


Центральная башня дома была увенчана квадратным куполом. Лепестки крыши открывались с помощью подъемного механизма, превращая башенку в открытую веранду.
Это было сделано по просьбе владельца – Якова Левина специально для праздника кущей (Суккот).
Первый камень в фундамент дома был заложен 29 апреля 1924 года. Дом построили быстро – за полтора года.
В конце 1948 года городской совет принял решение о сносе уже обветшавшего дома. И кто его спас? Первый посол СССР в Израиле, господин Бодров Михаил Федорович!
ЗДЕСЬ:
О том, кто жил в этом доме, другие подробности
Оттуда же: "В 1991 году здание было объявлено «объектом, подлежащим сохранению и представляющим собой архитектурную ценность». В 1998 году проект восстановления здания был закончен.


С 1998 по 2006 год в этом здании находились офисы и выставочные залы аукциона «Сотби». А в 2006 году фирма «Альров» продала здание канадскому миллионеру еврейского происхождения Джери Шварцу, хотя в конкурсе по продаже участвовали и такие небедные израильтяне как Аркадий Гайдамак и Леви Леваев. В газетах промелькнула сумма сделки – порядка 35 миллионов шекелей".


На фоне дома Левина (слева направо):
главный редактор алма-атинского журнала «Мир путешествий» Андрей Сакулинский;
главный редактор сайта ИСРАГЕО Владимир Плетинский
член редакционного редакционного совета ИСРАГЕО, экскурсовод Борис Брестовицкий

Дом с привидением


Этот дом находится на бульваре Ротшильд, угол Бецалель. В 1929 году дом, предназначенный для гостиницы, был готов к сдаче. До заселения оставались считанные дни. Персонал, обходя помещения и проверяя, все ли готово для приема постояльцев, обнаружили, что в одной из комнат 2-го этажа горит свет. Оказалось, что в этом номере на люстре повесилась девушка, одетая в свадебное платье. Около двух месяцев продолжалось выяснение, но ни кто эта девушка, ни как она оказалась в незаселенной гостинице, установить не удалось. Гостиница, с опозданием на эти два месяца, открылась. Однако буквально через несколько дней из номера на 2-м этаже раздался страшный крик, на который сбежались все обитатели гостиницы. Кричала одна из постоялиц, утверждавшая, что только что мимо нее по воздуху проплыла девушка в свадебном платье…


С тех пор обитатели гостиницы стали видеть часто невесту, летающую по коридорам 2-го этажа, а еще стремительней летели слухи о привидении. Недобрая слава привела к тому, что владелец гостиницы вынужден был ее продать. Новый владелец решил переделать здание под доходный дом. Его жильцы утверждали, что им тоже приходилось видеть привидение в облачении невесты…


Дурная слава сохранилась за зданием по сей день. Большая часть квартир пустует, в них часто бьют стекла, в коридорах гуляют сквозняки…

Площадь короля Альберта I


Площадь короля Альберта I находится на пересечении улиц Нахмани, Монтефиори, Мельчет и Бецалель Яффе.


Названа площадь в честь короля Бельгии Альберта I. В 1933 году Альберт Первый посетил Палестину, в т.ч. и Тель-Авив, где у него сложились дружеские отношения с мэром города Меиром Дизенгофом. Когда через год Альберт трагически погиб, его именем и была названа вот эта площадь.

Дом Пагода (Бейт Пагода)


Бейт Пагода (Дом Пагода), самое красивое здание в Тель-Авиве (по признанию Союза архитекторов), было построено в 1925 году по заказу богатого коммерсанта из Нью-Йорка Мориса Блоха, выходца из Литвы. Архитектор данного сооружения Александр Леви, еврей из Германии, – человек сложной судьбы. Леви приехал в Палестину в 1921 году с целой бригадой строителей разных специализаций, привез лабораторию с приборами по проверке качества строительных материалов и работ, и очень скоро совершил революцию в строительном плане, в том числе ввел понятие «сертификат качества». Благодаря Александру Леви Палестина оказалась единственной Британской колонией, пользовавшейся метрической системой измерения.
Леви построил в Тель-Авиве около 60 зданий. Как и многие архитекторы, приехавшие в Палестину в 20-е гг. из Европы, он не выдержал трудностей местной жизни. В начале 30-х годов компания Леви оказалось в сложном материальном положении, ее пришлось закрыть. Леви не поехал за океан, он возвратился в Германию, где успел принять участвовал в проектировке зданий Берлина. Однако с приходом Гитлера к власти его жизнь, как и других евреев, и здесь становится невыносимо сложной. Леви уезжает в Париж, где устраивается в строительное бюро своего соученика, итальянского архитектора, который переехал из-за режима Муссолини из Генуи в Париж, — здесь оба занимаются проектировкой построек столицы Франции. В Париже Александр Леви знакомится с Надеждой, дочерью русского белогвардейского офицера, и сочетается с ней браком. Однако в 1942 году соседи этой супружеской четы сдают Леви фашистам, он попадает в Освенцим, где в августе того же года погибает.


В 1925 году в Тель-Авив приезжает Морис Блох, американский еврей-миллионер, разбогатевший на апельсинах. Блох сначала обращается к архитектору Магидовичу, чтобы заказать строительство дома для себя, но тот был занят другими проектами, в связи с чем обращается к Леви, что весьма задело последнего. Так или иначе, заказчик и архитектор не договорились между собой. Леви получает контракт на строительство в Америке, куда уезжает на 10 месяцев, а его фирма продолжает тем временем строительство в Палестине. Блох обращается еще к ряду архитекторов, но те, соблюдая «корпоративную солидарность», отказывают миллионеру. Тогда Блох посылает телеграмму в Нью-Йорк, где пишет Леви, что согласен на все его условия, лишь бы тот ему построил дом.
По приезде Леви разрабатывает проект, в котором каждый из этажей имеет свой архитектурный стиль.


Фасад четырехэтажного дома обращен к площади Короля Альберта. Первый этаж – дорийский архитектурный стиле, напоминающий парфенонский Дворец. Второй этаж – стилизация тосканского стиля с глубокими балконами. Третий этаж представляет римские колонны, четвертый – восточный стиль. Здание увенчано стилизованной крышей-пагодой. Благодаря наклонной крыше, которая характерна для японский пагод, дом и получил свое название.

В готовом доме Морис Блох занимал два верхних этажа левого крыла. Правое крыло (ул. Нахмани) занимало польское консульство. На первом этаже, под жильем Блоха, находился цветочный магазин г-на Мандельблюма.
В доме был установлен лифт – если не первый лифт в городе, то один из первых, и все горожане мечтали на нем прокатиться.
В этом доме, впервые в Тель-Авиве, система центрального отопления была сделана в полу.
В этом доме многое было впервые: именно здесь случилась невероятная история любви, в результате которой араб Джаала и католичка Аглая (работница польского посольства) приняли иудейство, чтобы смогли пожениться. Позже Джаала вступает в ряды израильской армии, участвует в войне за Независимость в качестве пулеметчика.
В Тель-Авиве, на углу улиц Аленби и Левонтин, есть кафе, которое называется «Бата вэ грига». Оба слова обозначают кустарники, которые обычно для декоративности высаживают рядом: один растет высоким, другой – низким. В обиходе «Бата вэ грига» употребляется, как аналог «Пат и Паташонок». «Бата вэ грига» — так называли супружескую пару: рост Джаалы достигал 2-х метров, рост Аглаи – 1.50. У супругов родилось трое сыновей и дочь. Дочери, бывшей учительнице истории, сегодня – за 80 лет, живет в Герцлии.
Дом Мориса Блоха перешел по наследству дочери и сыну, которые его продали. Далее дом несколько раз перепродавался. Цветовод Мандельблюм некоторое время брал в аренду два нижних этажа, переоборудовал их в теплицу, — сырость была не лучшим спутником дома. Некоторое время здесь была аптека и велось производство лекарств, что тоже «подкосило» дом. Несколько лет он пустовал – не было желающих вкладывать средства в ремонт.

В 90-х здание было выкуплено известным тель-авивским строительным подрядчиком Яковом Пеледом за 6 млн. $. Однако в последующие – у подрядчика не было денег на реконструкцию — годы оно оставалось в том же состоянии, пока в конце 90-х его не выкупил шведский миллиардер Роберт Вайл. Он вложил в него 90 миллионов долларов, полностью отреставрировал с помощью бригады французских строителей-профессионалов. В подвале — кинозал, винный погреб, и полностью компьютеризированный технический отсек, который управляет всеми системами дома. На первом этаже — бассейн и массажный салон. Владелец Бейт Пагода, приезжая сюда раз в год, устраивает приемы и балы.

«Парящий дом»


Дом спроектировал и построил в 1936 году архитектор Дов Карми.
В 1988 году его сын, Рам Карми, выдающийся современный архитектор Тель-Авива (по его проекту построены новое здание театра «Габима» и новый автовокзал в Тель-Авиве), получил предложение реконструировать здание отца. Когда Рам Карми предложил свой проект, оказалось, что реконструкция стоит дороже, чем строительство нового здания. И тогда он предложил весьма необычный проект: снести старое здание, оставив фасадную стену.


В итоге новое здание построено внутри старого, причём на некотором удалении от старой стены, которая словно повисла в воздухе. При этом, оставив внешнюю стену выпуклой, внутренняя новая стена воздвигнута вогнутой. Полученная форма линзы дворика делает его тенистым даже в жаркое время года. Старую и новую конструкции соединяет шахта лифта. В нерабочие часы лифт становится фонтаном, и по его стеклу стекают струйки воды.


Оригинальное (старое) здание было покрыто вьющейся пассифлорой – об этом помнят старожилы, этот факт придавал дому особый шарм. Но заросли лазящих кустарников, к которым относится пассифлора, утяжеляли конструкцию. Памятуя обо всем этом, архитектор-сын внес в сооружение металлические решетки, по которым сползают вьющиеся лианы. В целом ново-старое здание производит впечатление некоего полета, из-за чего оно получило название «Парящий дом».

Бейт-Шафран


Здание на улице Нахмани №23 (угол Мельчет), названное Бейт-Шафран в честь владельцев дома, семьи Шафран, было построено в 1925 году. Шафраны из Иерусалима заказали архитектору Моше Чернеру доходный дом, то есть они изначально планировали сдавать квартиры и комнаты в аренду. Вместе с тем Шафраны желали, чтобы дом выглядел необычно и привлекательно. От использования по их предложению так называемого иерусалимского камня, который в лучах солнца кажется золотым, Чернер отказался: этот камень быстро почернеет из-за высокой влажности климата. Остановились, по предложению архитектора, на особом виде отделки, облицовке рустикой, имитирующей отделку камнем. Для оформления интерьера дома Чернер обратился к студентам Школы художеств, которые выполнили несколько мозаичных панно на стенах коридоров – Стены Плача и гробницы праматери Рахель. Кроме того, по заказу владельцев, во дворе дома был разбит сад – это был первый фруктовый сад в Тель-Авиве.


Сейчас практически завершена реставрация дома, при которой вновь использована гладкая рустика, – камни «нарисованы» на штукатурке, но фрагмент стены оставлен, чтобы наглядно продемонстрировать: дом построен из обычного котельца.

Каждый из этих домов – страничка в истории нашего государства. Перелистывать эти страницы и интересно, и полезно. Разговор об этом продолжился за чашкой горячего шоколада


Фото Лины Городецкой

Categories: Израиль | Метки: , | Оставьте комментарий

Навигация по записям

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: