Будни гастарбайтеров

img_7207-001
Как правило, периодически появляющиеся в СМИ публикации о сиделках связаны с тем, что отдельные гастарбайтеры – а сиделки у нас сплошь иностранные граждане — грубо относились к своим подопечным, а то и вовсе издевались над ними. Взгляд изнутри профессии представляют гражданки Молдовы Татьяна А. (на снимке слева) и Инга М., прибывшие в Израиль по рабочей визе
 
Галина МАЛАМАНТ (фото автора)
 
Инга три года ухаживает за пожилым мужчиной в одном из частных домов Ашкелона, Татьяна 4,5 года ухаживает за старушкой и проживает в ее квартире в Холоне. При найме иностранцев на работу по уходу за пожилыми людьми специального образования не требуется. Так что Инга в свое время окончила курсы контролеров-кассиров, а Татьяна приобрела профессию повара-кондитера. Вместе с тем перед выездом в Израиль обе окончили трехмесячные курсы по уходу за пожилыми людьми.
Поначалу Израиль привлек молодых женщин, разумеется, возможностью заработка, позволяющего материально поддержать семьи. В Теленештском районе денег от Инги ждут муж и двое сыновей 12 и 6 лет. Татьяна отправляет деньги в Кишинев, где живут ее родители, 18-летний сын и 12-летняя дочь. Обе дамы уверяют, что успели полюбить нашу страну.
— Израиль — развитая страна, здесь мне нравится все, — говорит Татьяна. — Хотелось бы, чтобы и в Молдове был такой же уровень и стиль жизни и, что не менее важно, чистота на улицах. Мне есть с чем сравнить — я пять лет работала по найму в Санкт-Петербурге. Там я лишь отчасти ощутила, что в Кишиневе люди не живут, а выживают. И только в Израиле я окончательно поняла, какой должна быть жизнь.
Инга и Татьяна побывали в Эйлате, на Мертвом море, увидели Иерусалим и ряд других городов страны. Работа, которая чередуется с хорошим отдыхом — это же замечательно! Однако девушки в один голос не советуют идти по их стопам. Почему?
— Получение визы — долгая, сложная и дорогостоящая процедура, — отвечают они в один голос и так же дружно не желают сообщать подробности.
— Заработок не окупает затрат на приезд в Израиль? — все же пытаюсь уточнить я.
— Смотря как считать… Но первый год мы целиком работаем на банк, чтобы погасить долги, связанные с приездом в Израиль.
В кнессете не раз поднимался вопрос о зарубежных посреднических фирмах, из-за которых в страну приезжают, мягко говоря, не самые квалифицированные работники. За возможность поработать в Израиле гастарбайтерам приходится платить немалые суммы, доходящие до 12 тысяч долларов, и в результате в страну приезжают те, кто готов рискнуть такой тратой. Бороться с посредническими поборами не представляется возможным, так как набор работников, равно как и оплата услуг посредников, происходят за пределами Израиля.
«Битуах леуми» оплачивает работу гастарбайтеров опять-таки через посреднические фирмы, специализирующиеся на поиске работников и взимающих за это определенные проценты. На заседаниях парламентской комиссии по проблемам иностранных рабочих несколько раз поднимали вопрос о том, что проценты эти растут из года в год. Но из-за большого объема работы отказываться от услуг посредников «Битуах леуми» не намерен.
Но вернемся к нашим собеседницам.
Свободное время Татьяна любит проводить у моря.
— Нам полагается один выходной в неделю, в субботний день, — говорит Татьяна. — Но у меня выходные обычно получаются дважды в месяц, и тогда я с утра до вечера гуляю.
— Вам не дают всех выходных?
— Я сама их не беру — нет особой необходимости: не к кому поехать, подруг здесь у меня нет, на дискотеки не хожу. И с ночевкой никуда не езжу — не люблю спать в чужой постели, а в квартире своей подопечной чувствую себя как дома.
Инга была более откровенна:
— За работу в выходной, то есть в субботу, нам доплачивают 300 шекелей. Моя базовая зарплата — 4000 шекелей, а еще мне еженедельно выдают 100 шекелей на карманные расходы, вот такой у меня заработок в Израиле.
— Каковы условия вашего проживания? — обращаюсь я к собеседницам.
— Очень хорошие, — говорит Инга. – Я ни в чем не испытываю неудобств.
— У меня отдельная комната, все удобства тоже в моем распоряжении, — отвечает Татьяна. — Но сама я не в собственном распоряжении.
— К вам плохо относятся?
— Ко мне, ко всем нам относятся, как к рабыням, — заявляет Татьяна. — Не знаю, ведется ли статистика, но я в курсе нескольких случаев, когда по возвращении домой бывшие сиделки заболевали раком из-за постоянной нервотрепки. В больнице «Вольфсон» недавно лечили мою 46-летнюю землячку — ее парализовало. К счастью, она бывшая спортсменка, спустя полтора месяца пришла в себя. Но в общей сложности из-за болезни она не работала три месяца и осталась на бобах. Человек, за которым она ухаживала, отказался от ее услуг. Благо, фирма нашла ей другую семью. Если ты проживаешь в квартире подопечного, то работаешь на него 24 часа, а не восемь, как это предусмотрено. В любое время появляются новые задания и приказы. Бабушки беспокойные, по ночам не дают спать. Мне повезло, что разрешают брать выходные. А некоторых моих коллег вообще не выпускают из дому.
— У меня не бывает выходных, — вступает в разговор Инга. — Мой подопечный — вдовец, год назад его жена, за которой я прежде тоже ухаживала, скончалась. Дедушка очень болен, его нельзя оставлять одного ни на минуту. У него нет ни детей, ни родственников, только друзья. Когда они навещает его, дедушка разрешает мне прогуляться, так что не могу сказать, что меня вообще не выпускают из дома. В положенный отпуск я ухожу без проблем, дедушка понимает, что мне нужен отдых. Надо только получить от него разрешение на отпуск и поставить об этом в известность Ведомство национального страхования. И тогда на все 12 дней, сколько длится отпуск, мне находят замену. Считаю, что мне повезло: едва ли найдется в Израиле такой же добрый и тактичный подопечный, как у меня.
Насколько везет или не везет сиделкам в Израиле — решать им самим. Известно, что подавляющее их большинство переводят заработанные деньги близким (кстати, тем самым инвестируют в экономику своей страны и поддерживают ее банковскую систему). Известны также случаи, когда по возвращении домой гастарбайтеры узнавали, что из-за нечистоплотности близких лишились этих денег.
— Далеко за примером ходить не надо, — вспоминает Татьяна. — Моя знакомая четыре года работала в Израиле, постоянно отсылая деньги гражданскому мужу: он якобы копил средства на покупку совместной квартиры. А однажды девушка получила из Молдовы весточку, из которой следовало, что там у нее нет ни гражданского мужа, ни квартиры, ни денег. Она, бедняжка, тронулась умом… К счастью, ее подлечили в израильской больнице, помогли уехать домой. Это случилось два года назад.
Татьяна вспомнила еще один случай, на сей раз — годичной давности.
— У моей знакомой из Молдовы сиделкой в Лоде работала тетя, которой было за 50. Женщина, не желая никого беспокоить, скрывала, что у нее больное сердце. Но инфаркт не стал спрашивать разрешения: женщина ушла из жизни. В Молдове у нее остались две дочери и сын. Выяснилось, что деньги, которые она отправляла сыну как старшему в семье, он присвоил, а младшие девочки остались без средств к существованию.
— К кому вы обращаетесь, когда нужен совет, помощь?
— Никто нам не поможет, кроме нас самих, — говорит Татьяна. — В Израиль далеко не каждый может попасть. Я не знаю критериев, но отбор претендентов весьма строгий. Некоторых довольно быстро отравляют назад, домой, другие, не выдержав нагрузки, покидают страну сами. Нам не говорят самого главного: никто здесь не поддержит нас морально, а выносить такую работу очень непросто. Я понимаю, что старость не в радость. Пожилые люди, за которыми мы ухаживаем, больны и не хотят понимать, что мы очень тяжело работаем. Три года назад ушла из жизни моя 90-летняя бабушка. Она жила одна, не желая кого-то обременять, разве что позволяла навещать себя моей маме, у которой работа, двое своих детей, да еще и мои в придачу.
— Работа наша действительно нелегкая, — отмечает Инга. — Но мы знали, на что шли. Было бы легче трудиться кассиром-контролером, но устроиться сложно. А когда с семьей, к которой тебя прикрепляют, складываются хорошие отношения, то и работа кажется легче.
К слову, Татьяна — мастер спорта по спортивной гимнастике, что помогает ей легче справиться с физическими нагрузками в работе. А еще она бегло говорит на иврите.
— Начала учить язык в Кишиневе, в группе, организованной при посольстве Израиля, — рассказывает она. — Правда, изучала иврит недолго, 3.5 месяца, но это было существенной подготовкой к приезду в Израиль и дало толчок для дальнейшего освоения языка.
Мы уже упоминали, что появляющиеся в СМИ публикации о гастарбайтерах, чаще всего, связаны с тем, что некоторые сиделки плохо относятся к своим подопечным. Татьяна и Инга убеждали меня, что молдаванки на такое не способны.
— Недавно много писали об одном таком случае, но речь шла о филиппинке, которая привязала свою старушку к ограде, а сама пошла покупать обувь, — говорит Татьяна. — Ее выдворили из страны и правильно сделали!
Мои собеседницы признались, что домой теперь ездят, как в гости. Благо, есть скайп, социальные сети — они в курсе всего, что происходит под родными крышами. И ни одна из них не собирается увольняться раньше срока.

«Новости недели»

Categories: Израиль | Метки: , | Оставьте комментарий

Навигация по записям

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: