Петах-Тиква, наш компас земной


«Я вернулся в мой город, знакомый до слез»
О. Мандельштам

Вот и я вернулась в знакомый, но вовсе не до слез, а в город, оставивший добрые воспоминания. 18 лет назад я переехала в Израиль, и первые четыре года жила в Петах-Тикве, в съемной квартире в центре города. Все «под рукой»: рынок — рядом, лавки — близко, поликлиника — в двух шагах… Никакой зависимости от транспорта (как это было на доисторической)! Мне было комфортно в Петах-Тикве. «Врата надежды» — все знают, что так переводится название города. И мои надежды оправдались — уже через год работала по специальности. «За минувшие 10 лет я только увольнял и сокращал журналистов, впервые за эти последние 10 лет принимаю на работу», — сказал при этом редактор. Редакция располагалась в Тель-Авиве, но проблем с транспортом не возникло: 51-й маршрут работал, как часы…
С улыбкой вспоминаю свои самые первые дни в Петах-Тикве. Опасаясь заблудиться, я подробно познакомилась со щитом напротив своего дома, и решила, что это — отличный опознавательный знак. Возвращаюсь домой — вроде, правильным маршрутом шла. Нет щита! То есть, щит висит, но совсем с другим наполнением… Заблудилась! Разве могла подумать, что щиты здесь обновляют чуть ли не скоростью звука?!

Тогда я решила запоминать маршрут по названию улицы. Возвращаюсь домой — и опять сомнения, не заблудилась ли я: вроде, иду правильно, но название улицы — другое! Разве дано мне было знать, что одна и та же магистральная и прямая улица имеет три(!) названия?!

Героев больше, чем улиц? Действительно, в Петах-Тикве много улиц, увековечивающих память людей, сделавших немало добрых дел для страны и для города.

И вот я «вернулась в свой город», чтобы узнать как можно больше об истории города, о людях, чьими именами названы улицы, — весьма признательна муниципалитету Петах-Тиквы, устроившему ознакомительную экскурсию с городом, пеший пресс-тур.

Особый респект — организатору Дине Марголиной и экскурсоводу Зееву Волку (Zeev Volk), без которых я бы могла заблудиться, как в первые дни пребывания в Петах-Тикве.

Неблагодарное дело — пересказывать авторские изыскания замечательного экскурсовода, израильтянам это лучше услышать из первых уст, увидеть собственными глазами. Все же хотя бы схематично обозначу моменты тура. .

Название Пе́тах-Тиква́ (‏פֶּתַח תִּקְוָה‏‎), (врата надежды), предназначенное для основания поселения возле Иерихона, взято из книги пророка Хошеа (Осии):

«И оттуда /из пустыни/ дам Я ей виноградники ее‚ а из долины скорби – врата надежды».

Тем 20 людям, кто вознамерился на паях купить землю близ Иерихона, турецкий султан отказал в связи с тем, что они были подданными других стран. Среди желающих было трое, которые позднее основали Петах-Тикву на берегу реки Яркон – Йоэль Моше Саломон, Давид Гутман и Иегошуа Штампфер.

«Здесь птицы не поют…»


Сегодня мы вовсю употребляем слово «экология», и хорошо знаем, что птицы обитают в экологически чистых районах. Земли деревни Амлебес, которую в итоге разрешили купить тем, кто вынашивал идею создания еврейского сельскохозяйственного поселения в Эрец Исраэль, были запущены настолько, что птиц здесь не было. Сотни лет долина по обеим берегам реки Яркон была заброшена. Воды источников разлились на всю долину и превратили ее в болота, отравляющие воздух. Если пастухи соседних земель приводили сюда пастись скотину — животные околевали, вдоль берегов реки валялась падаль. Безрадостной была картина в деревне Амлебес: почти все люди — ослепшие, с желтыми пергаментными лицами. Покупатели земли узнали две главные причины болезней жителей деревни: воды Яркона и близость болот. Но ведь в двух часах ходьбы от этих мест — иная картина… И они решились на покупку этой земли! Так был сделан первый и важный шаг для основания первого еврейского ишува, который впоследствии стали образно называть «Эм ха-Мошавот», (ивр. ‏אם המושבות‏‎) — «мать поселений». В истории основания города говорится: «В первый день месяца кислев 5636 года (ноябрь 1878) нашли воду» — был вырыт первый колодец. На глубине 28 метров была обнаружена живительная вода.
И были радости от первой борозды, и ошибки были… То плуг не тот, то быки не те… Но поля засевались, и всходили злаки. Но было и враждебное отношению к евреям Петах-Тиквы от владельца соседних земель, направившего своих подданных уничтожать урожай.

Хорошие урожаи привлекали все новых и новых поселенцев. Старожилы предупредили их, что нельзя пить воду Яркона из-за опасности заразиться, и что следует пользоваться только водой из колодца, который выкопан в мошаве. Однако нашлись среди них такие, которые не приняли всерьез предупреждение старожилов. К лету 5637(1880) года распространилась лихорадка. Проблема осушения болот, саранча, неурожаи, нападения банд арабского происхождения, эпидемия малярии… Жители перебрались в соседнюю арабскую деревню и оттуда выходили обрабатывать свои земли. Некоторые не выдерживали и возвращались в город‚ а взамен приходили другие‚ которым с трудом давалась непривычная работа на земле… К 1881 году поселение опустело — люди покидали его, не в силах бороться с лихорадкой. Гутман и Саломон тоже решили оставить мошаву, утешаясь тем, что следующий год – это год «шмиты» (по законам Торы, каждый седьмой год земле надо дать отдых), и они оставляют поселение временно, только до конца этого года…

Впоследствии барон Эдмонд Ротшильд взял под покровительство многие семьи Петах-Тиквы, приобрел для них дополнительные земли, помог в осушении окрестных болот. Далее и новоселы, и старожилы начали приходить в себя, заново организовали товарищество, чтобы с новыми силами восстановить Петах-Тикву из руин на новом основании… К 1914 году Петах-Тиква стала самым большим еврейским сельскохозяйственным поселением на этой земле; жили в ней три тысячи триста человек, занимались хлебопашеством, виноградарством и садоводством, вывозили на продажу цитрусовые и миндаль; в поселении были школы, детские сады, библиотека, почтовое отделение, из Петах-Тиквы в Яффу регулярно ходили дилижансы.

«Мы – первые птицы…»

Площадь Основателей. «Мы – первые птицы‚ несущие свет утренней зари», — так, весьма образно, сказал Давид Гутман о первопроходцах.

Не только улицы названы именами основателей города, но в их честь благодарными потомками сооружены постаменты. Согласно легенде, отцы-основатели верхом на лошадях отправились из Яффо в сторону будущей Петах-Тиквы, чтобы осмотреть планируемую покупку.

Именно здесь, где сегодня раскинулась «Площадь основателей», пролегла первая вспаханная борозда. На месте, где некогда был вырыт первый колодец, был разбит городской парк с фонтаном в центре, куда на водопой слетаются голуби.

«Первую борозду на краю поля провел двадцатилетний Иегуда Рааб из Венгрии‚ самый молодой среди основателей Петах-Тиквы. Вторую борозду провел Давид Гутман‚ третьим был Иегошуа Штампфер. Он взялся за плуг‚ заплакал и произнес благословение»

«Белый эвкалипт» из Петах-Тиквы — недавно я писала об этом дереве, посаженном в 1910 году, и победившем саранчу.

Но разве может сравниться судьба уцелевшего дерева с судьбами людей? Немало трудностей выпало на первопроходцев, но они выстояли. Одержимостью, упрямством, значимой и существенной глубиной веет от их деяний. В 1891 году в Петах-Тикве насчитывалось 464 жителя, а в 1900 — 818. Первая еврейская деревня, основанная в 1878 году группой первопроходцев, стала праматерью не только еврейских деревень, не только еврейского сельского хозяйства в Палестине, но и основой для рабочих организаций, для самообороны, коллективизма и строительства общины.
В начале двадцатых годов в Петах-Тикве начался процесс урбанизации. В 1939 году Петах-Тиква получила статус города. Тогда же началось быстрое развитие промышленности.

Большая синагога

Расположенная на улице Ховевей Цион Большая синагога (строилась с 1890 по 1898 годы) воздвигнута на средства барона-филантропа Эдмона Ротшильда. Строившие ее французские инженеры и архитекторы, прибывшие в Палестину по просьбе Ротшильда, обладали богатым опытом в возведении культовых христианских заведений, но не имели малейшего представления о том, какой должна быть синагога. И неудивительно поэтому, что здание в плане архитектуре представляет собой типичную церковь.


Аутентичные солнечные часы, изобретенные раввином Моше Шапиро из Иерусалима.

Возрождение истории

Каждая алия привносила свои мазки в общую картину города.

Стрит-арте, баухаус, модерн — все эти направления, в окружении современных высоток, пестрят в облике Петах-Тиквы, пятого по величине и по численности населения города.

Вместе с тем, лишь немногие из зданий начала истории Петах-Тиквы сохранились до наших дней. Одни были снесены, другие перестроены до неузнаваемости. Дом Авраама Шапиры, главы отряда самообороны Петах-Тиквы, был построен в 1905 году. В нем Шапира, впоследствии ставший председателем Ассоциации охранников и получивший прозвище «Старейшина сторожей», жил до самой смерти в 1965 году.


Сегодняшние «отцы» города, во главе с Ициком Браверманом, мэром города, решительно настроены визуально раскрывать историю Петах-Тиквы.

Впереди немало работ по реставрации старинных зданий, восстановлению и сохранению забытых на долгие года построек. Сегодня вспоминают и те имена, которые мало известны истории. Особенно удивительным и трогательным для меня было знакомство с творчеством поэтессы Эстер Рааб (1894-1981). Ее так называемые белые стихи поражают своей глубиной и твердостью духа:

…в наших руках — меч,
а в наших сердцах — лист оливы,
сжав зубы,
мы сражаемся на войне.

Некоторые здания, заслуживающие внимания как историческая память, уже отреставрированы или восстановлены.

Первая ешива

Ешива Ломжа в Петах-Тикве была построена и открыта в 1925 году. Здание является архитектурным памятником. История ешивы берет начало в небольшом польском городке Ломжа, — там в 1883 году раввином Елиезером Шулевичем была основана первая ешива. Во времена первой мировой войны, из-за внутренних разногласий (стиль обучения в ешиве был литовского направления иудаизма, в то
время как большинство ешив придерживались хасидизма) и из-за антисемитских настроений, также имеющих место, рабби Елиезер уехал вместе со своими учениками в Эрец-Исраель, где решил основать филиал ешивы Ломжа. Жители поселения с восторгом восприняли идею основания первой ешивы в Петах-Тикве.

Первая типография


Шломо Штампфер, первый мэр и сын Иехошуа Штампфера (одного из отцов-основателей города) был первым жильцом этого дома, который был построен из кирпичей, сделанных из смеси глины с
соломой. Что показательно, Шломо купил это здание «под ключ» своими средствами и не пожелал
пользоваться общественными деньгами. Он прожил в этом доме до 1932 года, после чего это здание
перешло во владение Шмуэля Геренбойма, который превратил здание в типографию, которая помимо
всего занималась изготовлением упаковок для фруктов со знаменитой надписью: «Jaffa»
Типография работала до 60-х годов прошлого века, потом зданием служило складом бумаги, а после
и вовсе было заброшено и до недавнего времени было убежищем для бездомных и пережило несколько пожаров.

Дом Светицкого

Это здание, построенное в 1920 году, принадлежало семье Авраама Светицкого,
видного специалиста сельского хозяйства. В те годы оно по праву считалось одним из самых красивых построек в поселении. Авраам Светицкий знал толк и в архитектуре — он сам проектировал свой дом.
Некоторые элементы архитектуры и дизайна он заимствовал у впечатливших его одесских зданий.
В доме было пять комнат и балкон с колоннами. Постройка здания длилась полгода, после чего
семья Светицких благополучно в нем поселилась, однако ненадолго. Представители Англо —
Палестинского банка уговорили сдать им здание в аренду, и разместили в нем филиал банка.
Банк в этом доме работал в течение пяти лет, после чего семья Светицких вернулась в
родные стены. После смерти главы семейства дом перешел по наследству к его дочери, которая, в свою очередь, завещала его своим детям. С тех пор здание сдавалось под офисы и магазины, в итоге придя в плачевное состояние. Муниципалитет Петах-Тиквы дал добро на реставрацию «Дома
Светицкого», — извещает щит справа от здания.

Шук! Шук! Шук!

В Израиле редко звучат слова «рынок» и «базар». «Шук» — так называют колоритное место торговли говорящие на разных языках люди.
Шук Петах-Тиквы вполне может соперничать даже с прославленным Иерусалимским шуком Махане-Йехуда. Под громкие крики зазывал здесь можно не только приобрести свежие овощи и разные продукты, но и проследить историю города, например, в планировке, а также в сохранившихся старых надписях на стенах. Сюда съезжаются торговцы со всех близлежащих городков и поселений, гулять по торговым рядам можно часами.

***
История создания Петах-Тиквы не случайно включена в школьную программу в Израиле. Она представляет собой модель создания всего государства: прийти на безжизненное место, преодолеть все возможные и невозможные препятствия, выстоять все испытания, но построить, в итоге, дом для себя и своих детей.

Categories: Израиль | Метки: , , | Оставьте комментарий

Навигация по записям

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: