Саша (Исраэль) Демидов: «Раб» – история запретной любви


На сцене театра «Гешер» премьера: возрожден легендарный спектакль «Раб» по роману лауреата Нобелевской премии Исаака Башевиса Зингера, поставленный в 2002 году

«Раб» — притча о силе любви, противостоящей чудовищным обстоятельствам. Роль меламеда (учителя) Якова, как и в предыдущей постановке, исполняет Саша (Исраэль) Демидов.

— Почему появилась необходимость возрождения спектакля? — с этим вопросом я обратилась к исполнителю главной роли Саше Демидову.

— Идея возрождения спектакля пришла его постановщику, художественному руководителю театра Евгению Арье, — ответил Саша. — Спектакль «Раб», сценическая обработка книги Нобелевского лауреата Башевиса-Зингера, – это рассказ о любви двух людей, принадлежащих к разным мирам, к разной религии и культуре. По моим ощущениям, «Раб» – это одна из главных составляющих истории нашего театра. Скажем, как спектакль «Принцесса Турандот» в театре Вахтангова, который восстанавливали спустя 30 лет. Так же и наш театр восстановил «Деревушку» спустя 16 лет. «Раб» – это был трагический и поэтический спектакль. Ему сопутствовал большой успех, он вызвал большой интерес театральных фестивалей, проводимых в разных странах. В свое время «Раб» получил всевозможные престижные призы израильской театральной премии.

— Есть ли кардинальные новшества в постановке?

— Не хочется предвосхищать происходящее на сцене. Хочется, чтобы зрители, ранее знакомые с постановкой, пришли, и сами увидели новую версию – уверен, что они получат удовольствие. Тем более постановка будет интересна зрителям, которые впервые придут на спектакль «Раб». Важнее всего из того, что происходит в нынешней постановке, – по ощущениям и переживаниям мы стали ближе современникам, несмотря на то, что события, описываемые Башевисом-Зингером, происходили в XVII веке. Не теряя дух того времени, мы словно приближаем его к переживаниям современных людей. «Раб» – история запретной любви. Чудом уцелев во время погрома, устроенного казаками Хмельницкого, потеряв всю семью, Яков попадает в рабство к польскому крестьянину, чья дочь, Ванда, становится его возлюбленной. Якова выкупают на свободу, но он не мыслит своей жизни без Ванды…

— Насколько актуальны сегодня проблемы, с которыми пришлось столкнуться героям, проживавших в XVII веке?

— Они всегда актуальны, потому что всегда существуют. Скажем так: любовь всегда есть в там, где она запрещена. Часто она питается и развивается на основе запрета, становится более острой. И, как мне кажется, речь не только о любви между невозможными составляющими — религиозным евреем из XVII века и девушкой из польской горной деревни — но есть ещё и закономерность: через парадоксальные ситуации раскрывается истина. То есть: куда нельзя заходить — как раз там и находится новое раскрытие. То же происходило с великими учёными: открытия совершались в тех областях, где их никто не ждал.

— Какое послание современникам содержит спектакль?

— Послание и состоит в том, что есть некая закономерность, которая находится за пределами нашего восприятия. Наш нынешний мир тоже склонен к перерождению и раскрытию этих закономерностей. Тот мир, в котором мы сейчас живём, всё больше и больше погружается в кризис.

— Молитвы Якова, обращенные к Богу, связаны с грехами, обозначеными в Торе. Считает ли Саша Демидов, что полюбить «гойку», женщину другой веры, великий грех?

— Я так не считаю. По тому, как в те времена трактовалась Тора, это, конечно, грех. Яков, мой герой, не был уверен, жива ли его жена. И, коль скоро он этого не знал наверняка, то грех жить с другой женщиной, если жена жива. Однако Тора намного глубже, чем трактования к ней.

— Как вы полагаете, возможен ли брак между людьми разной ментальности?

— Если они любят друг друга — конечно, возможен.

— Не становится ли разная ментальность камнем преткновения в их взаимоотношениях?

— В супружеской жизни всегда есть камни преткновения. На основе этих преткновений ещё больше развивается любовь, — если они творчески относятся к своей любви.

— Современники Башевиса-Зингера считают автора греховодником и безбожником. Не потому ли он позволил своему герою отступить от законов Торы?

— Башевис-Зингер – мощнейший писатель. Он просто отражает реальность. Каким бы его не считали и называли — Галилея тоже по-всякому называли — он отражает реальность. Он, как учёный, пишет то, что видит и ощущает. Чем более мастит писатель или музыкант, тем глубже он раскрывает и показывает тему.

— Ваша роль состоит из ряда монологов. Быть «солистом», работать с партнёром или партнёрами — что облегчает или усложняет задачу актера?

— Каждый раз, всякий раз — это другая работа. Как и в музыке: есть оркестр, в котором все работают слаженно и гармонично, и есть солисты, которые по-особенному выражают тему. В нашем спектакле тоже есть разные составляющие. Есть и дуэт, очень важный и интересный, есть и элементы соло. Легче или сложнее? Бывает сложно там, где, кажется, должно быть легко, и наоборот. Логически, монолог сложнее прочитать. Представим: актер читает монолог, а люди в зрительном зале его слушают. Я же осознаю этот факт: зрителю нужно выдержать мой монолог. Поэтому мне от этого тяжелее. Но если он, как пламя, вырывается из меня, то зрителю такой монолог будет интересен.

— В возрождённой постановке практически новый «оркестр», или актерский состав. Получил ли в связи с этим спектакль новое наполнение?

— Несомненно! Другой воздух, иная атмосфера, энергия другая — мне кажется, что это очень здорово! К нам в театр пришли молодые и очень интересные актеры, и этот факт придаёт постановке особые значимость и колорит.

— В прошлый раз, когда я брала у вас интервью, вы рассказали: чтобы поступить в ГИТИС, вы подделали документы, убавив себе годы. Якову тоже приходится лгать, выдавая возлюбленную за еврейку. В этом есть некий элемент вашего сходства с героем. Есть ли в Саше Демидове ещё какие-либо черты Якова?

— Когда мы готовим роль, то всегда что-то извлекаем изнутри себя для образа. Во всяком случае, я так учился в ГИТИСе — у Гончарова, Захарова, Арье. Мы делаем роль из себя. Но так как каждый человек обладает огромным, неограниченным количеством свойств, то его герой — такой или иной — каким его видит исполнитель, каким он ему кажется. Но каждый человек — это огромный мир. Поэтому мы можем извлечь из себя такие свойства, о которых и не подозревали в себе. Особенно это должен делать актер. Насколько я похож на Якова, Яков похож на меня? Я думаю, мы в чём-то похожи, в чём-то — нет.

— В чём всё-таки похожи?

— Мы оба изучаем реальность, пытаемся распознать закономерность нашего мира: куда мы движемся, каковы законы развития. Яков изучал много книг: и Тору, и Талмуд, и Каббалу. И это — не столько его религиозный способ существования, сколько способ познания, как учёного. Когда-то учёные евреи были такого рода: они изучали мир через Каббалу. В этом — наша схожесть, я такой же.

— Произведение Башевиса-Зингера, как и сценическая обработка, создают определенные рамки поведения героя. Было ли желание раздвинуть эти рамки?

— Всегда существует какая-то форма, без формы невозможно существовать. Формы, или рамки, как их можно назвать, есть — есть условия, на которых мы строим поведение, и выражаем через эти формы то, что хотим сказать. Конечно, всегда здорово расширять эти рамки, потому что мы движемся. То, как сейчас и прежде поставлен «Раб» — это разные вещи, и зрители иначе их воспринимают, как и мы сами. Роман Башевиса-Зингера, как и любое другое произведение, даёт нам ноты. Как мы исполним музыку — это уже наша работа. И, если музыка хорошая, то формы, способ передачи только позволяет ещё больше раскрыть наполнение содержания.

— Аристотель сказал: «Душа есть форма форм». Что даёт вашей душе Каббала, как она помогает вам в жизни?

— Каббала — важная часть моей жизни. Я не представляю, как смог бы жить, если бы этого не было. Потому что жизнь состоит не только из поездок за границу, футбола, употребления пива. Даже читать замечательную художественную литературу, слушать музыку и смотреть кино — этого тоже недостаточно. Мне важно знать и чувствовать пульс жизни

— В течение нескольких лет многие спектакли театра «Гешер» создавались в двух языковых версиях – на иврите и на русском. Первая постановка «Раба» тоже была двуязычной, что было удобно не только зарубежным зрителям, во время гастролей театра, но и для русскоязычных граждан Израиля. Планируется ли «русский» дубль спектакля?

— Не думаю, хотя всё возможно. Первая постановка была двуязычной — это было связано с чередой поездок в разные страны. Сейчас есть бегущая строка с переводом, что упрощает понимание для тех, кто не знает иврита. Время покажет…

— Можно ли про актера сказать, что он раб своей профессии?

— Бывают состояния, когда ты чувствуешь себя рабом — хочется всё бросить, сбежать. Но бывает, когда ты понимаешь, что это — то, через что ты можешь влиять, твой способ передачи своих чувств и мыслей людям. Если это передаётся хорошо и полезно, то я начинаю понимать: пожалуй, стоит оставаться в этой профессии и жить дальше.

Сцены из спектакля. Снимки предоставлены агентством EGOeast:

Над созданием спектакля работали:

Перевод: Бен Бар-Шавит
Сценическая редакция и постановка: Евгений Арье
Сценография: Евгений Арье, Михаил Краменко
Костюмы: Ракефет Леви
Музыка: Ави Беньямин
Звук: Михаил Вайсбурд
Свет: Ави Йона Буэно(Бамби)
Хореография: Йехезкель Лазаров
В ролях: Исраэль (Саша) Демидов, Лена Фрайфельд, Мики Леон, Наташа Манор, Лилиан-Шели Рут, Евгенний Терлецкий, Борис Аханов, Ноа Ар-Цион, Паоло Э. Моура, Ави Азулай/Генри Давид, Светлана Демидова, Александр Сендерович, Дор Михаэли, Хилель Капон, Максим Розенберг, Тали Осадчи, Дан Манор. 
Рассказчик — Дорон Тавори

Премьера спектакля «Раб» — 24, 25, 26, 27 января, 24, 25, 26 февраля, 17, 18, 19 марта в театре Гешер.
Подробная информация и заказ билетов

Подробная информация и заказ билетов: http://www.gesher-theatre.co.il/ru/%D0%A0%D0%B5%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%82%D1%83%D0%B0%D1%80/%D0%A1%D0%BF%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B0%D0%BA%D0%BB%D0%B8/%D0%A0%D0%B0%D0%B1 или по телефону: 03-5157000

Актёр Саша (Исраэль) Демидов

Categories: Израиль, Театр | Метки: , , , | 2 комментария

Навигация по записям

2 thoughts on “Саша (Исраэль) Демидов: «Раб» – история запретной любви

  1. Хотелось бы посмотреть спектакль. Когда создатели так глубоко задумываются о сути мира — постановка обязана быть интересной

  2. На днях пойду, хоть и с некоторой опаской. В прежней постановке героиню играла Евгения Додина, за эту роль была признана лучшей актрисой года. Был очень сильный спектакль. Надеюсь не разочароваться. Правда, Демидов способен вытянуть любую постановку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: