Вздрогни, мир!


Попутного ветра! Это — всего лишь доброжелательное пожелание, хотя по отношению к спектаклю «Орестея» оно может показаться сомнительным.


У каждого слова есть своё значение, и всё же в понимании этого слова случаются разночтения.
«Театр» — столь понятное, такое известное слово! Тем не менее, в него, пожалуй, вкладывают наибольшее количество смыслов. Возможно, это зависит от просмотра той или иной постановки. Но, скорее всего, от духа времени.

В XIX веке перед началом спектакля выходил служащий театра, обращаясь к зрителям с просьбой: «Не грызите семечки во время действия». Сегодня дикторский голос объявляет: «Отключите мобильные телефоны»… Даже столь не значимое сравнение показывает и разницу, и связь времён. Пусть даже дух времени здесь отражён в значительно меньшей степени, чем эпоха, отображаемая на сцене.

Что нам, спустя века, до той эпохи, когда Эсхил написал Орестею? Зачем англичанин Роберт Айк, наш современник, надумал осовременить древнегреческую трагедию, и перенести ту эпоху в день сегодняшний? Потому что есть вечные темы: семья, любовь, война…

Переведенная Рои Хеном на иврит пьеса то и дело склоняет к мысли, что речь в ней — об Израиле: выборы, обещания избирателям… Но нет: коль скоро речь пошла о беженцах — разговор об Европе. Или всё-таки об избранном Богом народе Израиля? Да нет же, молитва благодарения перед обедом произносится на старославянском… Точно не об Израиле: в спектакле война завершена…

Зачем режиссер Евгений Арье решил показать связь времён? — в итоге в постановке театра «Гешер» он не только показал, но обнажил эту связь. Когда чьи-то чужие мучения и счастье, скорбь и радость, страдания и надежды воздействуют, заставляют сопереживать, они словно становятся твоими. Было и больно, и горько, одолевала жажда справедливости.


«Он привёл войну к нам в дом», — говорит Клитемнестра о муже. А война везде и во всём разрушительна — и для стран, и для семьи.

Попутные вечным темам месть и коварство в семейной саге, раскрывающей жизнь нескольких поколений, определяет наше разное, порой кардинальное отношение к каждому герою. И отношение это вызывает не просто разные эмоции — они меняются в зависимости от их поступков и слов, словно призывая вмешаться в ход постановки.

Уже после спектакля осознаешь, что, оценивая героев, мы оцениваем актеров — настолько жизненно и глубоко совершается действо. Поразительная сценография, когда даже предметы перевоплощаются, точно актеры, характерная музыка, невообразимые эффекты — все гармонично составляет единое целое постановки.

Всем временам характерна возможность выбора. Она зависит — при разных обстоятельствах — от необходимости и даже от случайности. Иное дело — свобода выбора.

Агамемнон, военачальник, человек религиозный, он же — глава государства, а также — любящий муж и заботливый отец, сделал свой выбор: его честолюбивая свобода — в победе над Троей. Любой ценой! Чтобы пойти в наступление, ему нужен попутный ветер: Богиня Артемида наслала безветрие, и флот греков не мог двинуться в путь. А чтобы поднялся ветер, Агамемнон должен исполнить пророчество других Богов — принести в жертву свою дочь… Отец долго противился такой необходимости, хотелось верить: не решится.

Но он решился — и вздрогнул зал, забыв, что на сцене — это «понарошку».

Я не представляю, есть ли сегодня родители, кто бы пожертвовал своей кровинкой ради карьеры — стать президентом страны, военачальником, руководителем фирмы… А с чужими им людьми можно поступиться?..

Земной шар — не сцена. И сегодня на земном шаре неспокойно, на земном шаре идут кровопролитные войны. Но разве детей своих приносят в жертву затевающие бойню? Гибнут солдаты, гибнут мирные граждане. И это — не «понарошку». И всё же: как эти реалии близки Израилю… Вздрогни, мир!

У зрителя тоже есть выбор — можно было посмотреть комедию, весело провести время. Но аншлаг говорит сам за себя.

А после спектакля далеко не все сразу вспомнили, что уже можно включить мобильный телефон…


Интересный факт: в постановке задействованы два состава актеров. Нисколько не умаляя игру тех, кого не видела, пока не хочется заново смотреть спектакль, чтобы не ввергаться в сравнения. Отдельно отмечу юное дарование, Майю (Мая) Гамзу в роли Ифигении, которой наверняка можно напророчить славное артистическое будущее.


Позволю себе представить всех, имеющих непосредственное отношение к пьесе и спектаклю:

Роберт Айк
Новейшая версия трилогии Эсхила
Перевод: Рои Хен
Постановка: Евгений Арье
В спектакле участвуют: Эфрат Бен-Цур, Дорон Тавори / Мики Леон, Генри Давид / Алон Фридман, Нетта Шпигельман / Ноа Хар-Цион, Гилад Клеттер, Рут Расюк, Борис Аханов, Светлана Демидова, Ори Янив, Ави Азулай, Паоло Э. Моура, Шарон Бурштейн-Бичачи, Эяль Ибшин/Томи Цур, Мая Газму/Таль Пелег.

Сценография: Семен Пастух
Музыка: Фаустас Латенас
Сценическая редакция: Катя Сосонская, Рои Хен
Свет: Ави Буэно Йона (Бамби)
Костюмы: Йехудит Аарон
Звук: Михаил Вайсбурд
Ассистент режиссера: Шарон Бурштейн-Бичачи
Мультимедиа: Ади Кветнер

Categories: Израиль | Метки: , | 2 комментария

Навигация по записям

2 thoughts on “Вздрогни, мир!

  1. Lilia Nasonov-Finkelman

    Видела спектакль. Отлично поставлен. Мне не дает покоя вопрос. Стоит ли возвращаться победителем в разрушенную жизнь?

  2. Герой шел на войну ради победы, с ней и вернулся. Его и встретили красной ковровой дорожкой. Он не подозревал, что победа может принести разрушение

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: