Как оживает прошлое – 2


Израильская археология позволяет соединить далекое прошлое и настоящее – продолжаем тему, начатую в публикации Как оживает прошлое — 1, а также Как оживает прошлое — 1


По приглашению правительственного пресс-бюро (Мария Элькин) и Управления древностями журналисты ознакомились с некоторыми значимыми находками, обнаруженными при археологических раскопках, с тем, как над ними работают специалисты, и как их сохраняют для последующих поколений.
Управление древностями – национальный орган, ответственный за археологические исследования и национальные сокровища, обнаруженные на территории Израиля, стремится увеличить общественную осведомленность об историческом наследии нашей страны. Возможно, фраза покажется официальной, сухой, однако экскурсия вызвала бурю чувств, которые могут выразить, пожалуй, лишь восторженные междометия. Это было словно реальное путешествие на машине времени – на 2000 лет назад, на 6000 лет назад – перед нами наглядно представали артефакты разных эпох.


Цви Гримблат, руководитель лабораторий Управления древностей Израиля:
«Управление древностей Израиля в течение года ведет 200-300 раскопок одновременно. Все, что обнаруживается при раскопках, прибывает к нам со всех концов Израиля. Это: металлы, камень, керамика, стекло и органические материалы, включая кожу и ткани».

Лаборатория реставрации керамических изделий


Разложенные на огромном столе осколки, обнаруженные на местах археологических раскопок в Явнэ, – это «богатство» привезено во власть реставраторов. Конец византийского – начало мусульманского периодов (VIII-IX века н.э.).


Предметы (и их фрагменты) указывают, что на месте раскопок было жилье.


Иосиф Букенгольц репатриировался в Израиль из Минска в 1990 году, с того же года работает в отделе реставрации керамики. Здесь занимаются и реставрацией музейных экспонатов, но в большей мере – артефактов с места раскопок. Как правило, это – предметы быта и обихода, которые часто использовались людьми в обычной жизни. Задача археолога – определить, что происходило на месте находки.


«Чтобы археолог смог по итогам реставрационных работ оценить, что за строение было на участке раскопок, к какой эпохе оно принадлежит, кто жил в это время, каково было их занятие, – в этом состоит задача археологической реставрации», — говорит Букенгольц.


Керамика – изделия из обожженной глины – широко применялась: использовалась и в быту, и в ритуальных целях, из нее изготавливали сосуды для благовоний, вин, зерна, масел. Форма сосудов соответствовала прикладному назначению и постоянно менялась, в зависимости от места и времени производства. Набор сосудов может подсказать, чем занималось население, как решало свои бытовые вопросы. Разнообразие набора разных времен дает возможность археологам понять историю местности.

Существует карта видов глины, которая на территории Ближнего Востока употреблялась для изготовления керамики. Анализ керамики, осуществляемый несколькими способами, позволяет определить, к какому участку относится глина. Характер материала помогает даже понять, каковы были торговые связи между данным поселением и другими местами. Следы повторного использования керамики (например, обрезают верхнюю лопнувшую часть, чтобы использовать целую нижнюю) свидетельствует о благосостоянии экономики общества и конкретного населённого пункта.
Обычно археологи обнаруживают остатки стен или фундаменты строений. Если их детали были далеко друг от друга разбросаны по участку, это говорит, например, об изменении характера поселения (на месте старого дома построен новый, и т.д.).
При раскопках найденные фрагменты нумеруются, но совсем необязательно, что нумерация совпадает с порядком использования фрагментов: детали одного предмета предстоит найти реставратору.


«Уже найдя детали одного предмета в общей массе осколков, я пытаюсь их склеить с помощью разных приспособлений и материалов», — поделился Иосиф Букенгольц.
Иногда Иосиф находит на керамических фрагментах отпечатки пальцев. Такая «встреча» – нить между настоящим и прошлым – рождает у него, по признанию Иосифа, немало эмоций.


На нас особое эмоциональное воздействие произвел рассказ о том, как был сделан слепок одного из отпечатков, по которому воссоздана модель пальца, принадлежащая подростку (либо женщине). По зазубринам был определен больной ноготь, что свидетельствует: его владелец постоянно имел дело с глиной.

Лаборатория обработки металлов

Здесь обрабатывают обнаруженные при раскопках всевозможные изделия из разных металлов. Бросается в глаза: монет здесь больше всего остального.
Поступившие в лабораторию изделия из металла сначала складывают в специальные коробки, где происходит поглощение влаги. После такой процедуры они подвергаются обработке.


«С помощью скальпеля мы добираемся до поверхности металла, и тогда уже решаем, каким методом производить дальнейшую обработку, — рассказывает Елена Купершмидт. – Преимущественная обработка – механическая: мы делаем все, что можно сделать механическим путем. Поскольку коррозия – процесс химический, иногда приходится прибегать к химической обработке с помощью не концентрированных растворов. Коррозию важно удалить для дальнейшего сохранения находки, и чтобы увидеть ее истинное «лицо»: что изображено и написано на ней».


Затем следует процесс полоскания, горячего или холодного, в зависимости от металла.
После полоскания находку сушат в печке, затем наносят на нее защитный слой паралоидом (полимер, стойкий к действию воды, кислот, масел, жиров). и помещают в особо созданные условия для хранения, с постоянными температурой и влажностью.

«Монет при раскопках находят так много, что мы не успеваем их обрабатывать, – в течение год нам удавалось обработать 5000 монет, — говорит Елена Купершмидт. – Вплоть до того, что для этой цели была создана отдельная группа».
После обработки монеты поступают в отдел нумизматики, они помогают определить, к какому периоду относится обнаруженное при раскопках строение либо поселение.


Так называемый гуш (слепившиеся комом монеты). В 1996 году найден гуш, который весил 27 килограммов, он хранится без обработки.


Серебряные и бронзовые монеты после обработки


Церемониальные серебряные топоры, сбоку – место для деревянной рукоятки, на одной стороне – изображение овцы, на другой – собаки. Предполагается, что топор, найденный в месте захоронения, принадлежал влиятельному человеку.


Золотые монеты (золото, как известно, коррозии не подвергается). Серьги, кольца выглядят вполне современно


Деталь одежды коэна (первосвященника)


«Современная» археология – начало прошлого века. Найдено в Цфате.


Амулеты – найдены скрученными. На свинцовых писали проклятия, в Кейсарии обнаружено 50 таких «записок». На бронзовом амулете, который был вложен в стену синагоги, написано благословение на рождение ребенка


Фигурки – греческий Геркулес и египетский бог – найдены на близком расстоянии друг от друга


Каска, найденная при ремонте порта в Хайфе. Вмятина свидетельствует о ранении солдата, который был в ней . Орнамент на каске из двух львов никакие приспособления не помогли выявить, это сделала художница Управления древностей.


Меч «законсервирован»: его не будут подвергать обработке, хранится в условиях постоянной влажности. Найден был в море. На рентгеновском снимке (справа) видна красивая бронзовая ручка с отверстиями для гвоздей. На лезвии виден орнамент.

Но историю «законсервировать» невозможно.

Categories: Израиль | Метки: , | Оставьте комментарий

Навигация по записям

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: